Форма входа

Поиск

Наш опрос

Какой раздел данного сайта нравится Вам больше всего?
Всего ответов: 348

Статистика







Воскресенье, 24.09.2017, 06:19
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
"Валентинов день" - Страница 9 - Форум - Раз ступенька, два ступенька...


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 9 из 14«1278910111314»
Форум - Раз ступенька, два ступенька... » Молодёжка » Спектакли Молодёжки » "Валентинов день"
"Валентинов день"
AlenaДата: Суббота, 19.06.2010, 00:34 | Сообщение # 1
Почётный ступенечник
Группа: Администраторы
Сообщений: 6215
Статус: Offline

Премьера - 22, 23 июня 2010 г. в 19:00

Автор пьесы - Иван Вырыпаев.
Режиссёр-постановщик - Алексей Янковский.
Художник – Александр Шишкин

«Валентинов день» - это и продолжение и своеобразное переосмысление пьесы Михаила Рощина «Валентин и Валентина», которая в семидесятые годы имела необычайный успех в Советском Союзе. Это была история о том, как практичные взрослые из весьма меркантильных соображений разрушили любовь своих детей. На рубеже веков Иван Вырыпаев пишет свою версию. Его Валентине - уже шестьдесят, а она все мучается любовью к Валентину. Он еще в семидесятых успел жениться на нелюбимой им Кате. Через 15 лет случайно встретил свою Валентину в метро, лет пять метался между ней и женой. А потом умер от разрыва сердца в день рождения Валентины. И следующие 20 лет две женщины, любящие одного мужчину, живут вместе. Ненавидят друг друга, но привязанные прошлым, не могут расстаться. Время в пьесе плавно перетекает из прошлого в будущее. Но важно не время действия, а сами действия. Вырыпаев не зря в качестве эпиграфа ставит перед своей историей слова арабского философа Коры Аль Музани: «Не пытайтесь искать логику во времени – во времени логики нет. Не пытайтесь объяснить время логическим путем, времени, как такового, не существует. Есть две вещи: любовь и любовь».

В ролях:
з.а. России Екатерина Унтилова, Анна Геллер, Светлана Строгова, Дмитрий Сутырин, Александр Рыбаков, Константин Дунаевский, Сергей Малахов.

Продолжительность - 2,5 часа.
Спектакль идёт с одним антрактом.

УЧАСТНИК АКЦИИ "СПЕКТАКЛЬ МЕСЯЦА"

 
AlenaДата: Суббота, 20.11.2010, 22:09 | Сообщение # 81
Почётный ступенечник
Группа: Администраторы
Сообщений: 6215
Статус: Offline
ИЮЛЬСКИЕ ЗАМЕТКИ О ДРАМАТУРГИИ ИВАНА ВЫРЫПАЕВА

20 ноября на большой сцене Молодежного театра на Фонтанке — премьера спектакля Алексея Янковского «Валентинов день» по одноименной пьесе Ивана Вырыпаева.

Мы анонсируем показ статьей Елены Строгалевой, опубликованной в № 61 «Петербургского театрального журнала» и посвященной не только постановке Янковского, но и дебютной работе «Июль» молодого режиссера Дмитрия Волкострелова — этот спектакль, насколько нам известно, сейчас остался без площадки.

В начале лета в Санкт-Петербурге с разницей в несколько дней появилось два спектакля по пьесам Ивана Вырыпаева: «Валентинов день» в постановке Алексея Янковского на сцене Молодежного театра на Фонтанке и «Июль» в постановке Дмитрия Волкострелова. Объяснить внимание к текстам Вырыпаева несложно — в последние годы имя этого драматурга, сценариста, режиссера прочно укоренилось в сознании людей, равноудаленных как от современного, так и традиционного театра. Поставить Ивана Вырыпаева — значит не только «поставить» на верную лошадку, но и взять материал, который действительно дает возможность для круга интерпретаций, решения новых задач. Но говорить будем о другом — о том, какое расстояние прошел драматург от «Валентинова дня» до «Июля» и что так влечет режиссеров и зрителей в первой пьесе и пугает во второй. Так ли страшен «Июль»? Так ли романтичен «Валентинов день»? Что такое драматургия Ивана Вырыпаева в сегодняшнем российском театре?

С пьесой «Валентинов день» и ее сценическими интерпретациями произошла странная вещь… Написанная в 2001 году, она в последние годы лишь набирает количество постановок по стране, но безусловной удачи, кажется, все еще нет. Ее рекомендуют как отличную молодежную, да что там — пленяющую каждую женщину пьесу: потому что она о любви, той самой, мифом о которой разъедено наше сознание еще с девичества. Девять лет назад те, кто прочитал эту пьесу, влюбились в нее, потому что увидели себя в ее героине — Валентине, живущей сорок лет одной любовью, вне возраста и времени, молодой от страданий и злой от вечной любви, о которой она нам говорит, говорит, говорит, выплевывает, выплакивает на протяжении 17 эпизодов пьесы. Кажется, через историю о Валентине и Валентине автор выстраивает новый миф о вечной любви и вечном страдании, наподобие «Ромео и Джульетты», объявляя простую вещь: ничего важнее любви в этом мире нет. И преданная, сломанная любовь будет причинять страдания и в жизни, и после смерти. Она способна останавливать время и поворачивать его вспять, вызывать любимые тени из небытия, чтобы еще раз поговорить о том, что же случилось тогда, сорок лет назад, когда Валентин, вернувшись из Сибири, женился на своей соседке Катьке, решив, что Валентина предала его, изменила ему с бравым моряком из Мурманска. Совершив трагическую ошибку в молодости, герои, хотя и любят друг друга на протяжении всей жизни и после смерти Валентина, не способны разрубить этот узел: то ли боятся, что любовь исчезнет, то ли подозревают, что и не любовь это вовсе, а разросшаяся сладкая опухоль вечного страдания, без которой они уже не могут жить. Иначе говоря, кажется, что объем характера, роли для актрисы, исполняющей роль Валентины, — велик. Но что получается на самом деле?

Вскоре после создания пьесы появилось два спектакля: петербургский — Василия Сенина в «Балтийском доме» и московский — в постановке Виктора Рыжакова. Спустя время главным открытием для меня стало то, что воспоминание об образе главной героини — оборачивается пустотой и эмоциональным холодом. И это несмотря на то, что в спектакле Рыжакова главная роль была отдана прекрасной актрисе Эре Зиганшиной. В память впечатался пластический образ этого спектакля, его прозрачный воздух, светлый, кажется, что залитый лимонно-желтым мягким светом амфитеатр, в который выезжал мальчик на велосипеде. В искусстве мизансцен, в характерности главных героев, в актерских работах, особенно — молодого Валентина, которого играл молодой Александр Яценко, — во всем чувствовалась тонкая, умная режиссерская работа. Но персонаж, роль, образ главной героини в привычном понимании этих слов истончились, пропали за вязью, наплывом слов.

Если вспомнить постановки по пьесам Ивана Вырыпаева, на поверхность выйдет очень простая и в то же время очень сложная вещь для традиционного театра, заостренного на создании развивающегося характера. Драматургия Вырыпаева не подразумевает создание традиционного сценического образа. Начиная с «Кислорода» драматург не дарит актеру привычной роли, которая давала бы возможность развития характера. Автор предлагает ему совершенно иной принцип существования. Уже в «Кислороде» побеждает актер — исполнитель текста, мы оцениваем его игру с текстом, энергию, драйв, который он приносит в текст, то, как через текст раскрывается его личность. В результате образы, которые остаются в сознании зрителя, — это образы, отношения, которые были заложены в капсуле текста. Образы рождаются из текста, из истории о девушке, чьи рыжие волосы так чудесно пахнут ромашковым мылом, и о Саньке, у которого свитер заправлен в брюки. Кажется, что для театра Вырыпаева нужен талантливый медиум, который, играя на отстранении, сможет вместить в себя объем рассказываемого текста, медиум, способный уйти в анонимность, подарив драматургу свою тело, свою природу.


Сцена из спектакля «Валентинов день».
Фото — Анна Ломтева

Ярче всего это проявилось в «Июле». «Валентинов день», написанный несколькими годами раньше, словно стоит на развилке — в этой пьесе, с одной стороны, еще заметна попытка драматурга поиграть в нормальный театр, написав роли и раздав их актерам. В ней есть замечательная, смешная, драматическая роль Кати. Объем персонажа возникает за счет арки судьбы, выписанной автором, — от молодой девушки-проводницы, несчастливо влюбленной, пишущей космические письма возлюбленному, до испитой шестидесятилетней алкоголички, которая живет двадцать лет в одной квартире с любовницей своего покойного мужа и так же, как и она, не может избыть свою несчастливую любовь к Валентину.

С другой стороны — создав в пьесе структуру, где внутреннее действие не развивается, а словно ходит по окружности точки, где разные эпизоды, сосуществуя, создают мозаику хаоса, пространства, лежащего вне времени и материального мира, автор словно говорит актрисе, исполняющей роль Валентины: попробуй сыграть судьбу своей героини в минуте. Просто эта минут будет длиться полтора часа сценического времени. Вот тебе слова — чистая поэзия, где и любовь, и страдания, и смех, и ужас, и трагизм — все есть. Просто живи этой любовью. Поэтому осадками выпадают на нас монологи и диалоги о любви, поэтические, вдохновенные строки, которые произносит одинокая фигура в центре сцены. То, что режиссер Янковский пошел не к слову, а от него, создало поле напряжения, в котором пьеса начала существовать совсем иначе.

Алексей Янковский принадлежит к тем режиссерам, которые всегда говорят об одном и том же. Конечно, он никакой не интерпретатор, с первых спектаклей он ищет тот материал, с которым он мог бы совпасть, совпасть — значит определить в нем те константы, которые для него важны, и таких констант немного: Бог и любовь, имморализм любви и «Бог есть любовь». Последовательный ученик Клима, он давно усвоил одну непреложную истину: жизнь духа более реальна, чем жизнь человеческих тел. Действие его спектаклей разворачивается здесь и нигде, в комнате, в которой всегда распахнута дверь, а за ней — космос. В этой пьесе для режиссера, кажется, нашлось все — и любовь, путь к которой иначе, чем через страдания, невозможен, и космос бытия.

По концепции режиссера герои после смерти не попали ни в ад, ни в рай и существуют в таком вот странном, срединном месте. Сценическое пространство, выстроенное художником Александром Шишкиным, — изумительно. В «комнате» Валентины стоят шкаф, стол, стулья, фанерная дверь и — огромная, в два человеческих роста, оконная рама, то самое окно, на которое двадцать лет смотрела Валентина с улицы. За этим окном жил ее Валентин, а теперь живет она. Окно, за которым теперь — чернота стены. Центральная часть сцены освобождена от примет материального мира — чтобы освободить место для драмы героини, но есть еще в этом странном, искаженном мире «красный уголок» — в правом углу сцены. На эту прекрасную инсталляцию можно любоваться бесконечно. Она словно соткана из наших детских сновидений: страна пионерия, тающая в дымке времени, воплощенное советское детство — две девочки в пионерских галстуках, прыгающие на старой кровати с панцирной сеткой. Огромная пятиконечная звезда с мигающими лампочками прислонена к стене. Скрипит кровать. Прыгают девочки. В бледном туманном свете стоят картонные статуи пионерки и летчика. Туда, в это облако-рай, иногда уходят герои — в этот сколок времени, где продолжают жить в вечности выброшенные на свалку атрибуты нашего пионерского счастья, страны, времени. Абсолютная поэзия — тот камертон, по которому режиссер выстраивает весь спектакль.


Сцена из спектакля «Валентинов день».
Фото — Анна Ломтева

С первых секунд появления Валентины на сцене становится понятно, что это не бытовая история: принцип существования актеров, произнесения текста — внебытовой. Черное платье, изломанные жесты, странные, ломающие привычную разговорную речь интонации — актриса Екатерина Унтилова словно пропевает, прокрикивает слова любви. К этой интонационной партитуре сложно привыкнуть. Режиссер словно пытается очистить текст от штампованных мелодраматических, задушевных, бытовых интонаций, перевести речь персонажей в сферу если не чистой поэзии, то надбытового звучания. Но, самое удивительное, отношения между героями возникают не в словах, а между строк, в молчаливых паузах, секундах, минутах тишины, в диагонали взглядов, брошенных друг другу, в геометрии движений их тел, сближающихся, но не могущих преодолеть последнюю черту для объятия. Для Валентина в пьесе почти не нашлось места. Это некий образ, почти что штамп — молчаливая фигура мужчины, ушедшего от своих женщин, и по-настоящему герой раскрывается как раз в этих молчаливых мизансценах — и этот лаконизм более ценен, чем километры монологов, складывающихся в часы.

На премьерных показах возник своеобразный диссонанс между спектаклем и пьесой. В первом акте режиссер пишет свою удивительную нежную, трагичную партитуру спектакля по пьесе Вырыпаева, так до конца и не освоив ее, точнее — иногда глыбы текста кажутся лишними, мешают. Через минут сорок становится ясно, что пьеса похожа на головокружительную карусель, на которой катают зрителя, — где рассказывают примерно одно и то же, не набирая обороты, не усиливая: кажется, герои вечно будут стоять, смотреть друг на друга и говорить о своей любви, о счастье и несчастье. Было непонятно, где же режиссер возьмет дыхание для второго акта, где найдет точку, от которой можно продолжить движение в новом регистре.

Между тем именно во втором акте играется лучшая сцена в спектакле, та, которая обогащает пьесу, расставляя очень внятно и сильно необходимые режиссеру акценты. Сцена сорокалетия Валентины:

ВАЛЕНТИН. Валя, мне сегодня ночью Бог приснился.

ВАЛЕНТИНА. Кто, кто?

ВАЛЕНТИН. Бог. Настоящий Бог, представляешь?

ВАЛЕНТИНА. Надо же. Ну и что он тебе сказал?

ВАЛЕНТИН. Он сказал, что он есть.

ВАЛЕНТИНА. Прямо так и сказал?

ВАЛЕНТИН. Я же говорил, что не поверишь.

ВАЛЕНТИНА. Почему не поверю. Мало ли, что может присниться. Ну, приснился, да приснился, и бог с ним.

ВАЛЕНТИН. Он мне сказал, что сегодня вечером я умру. В котором часу, правда, не сказал, но что сегодня вечером точно.

Эта сцена восхитительно просто и глубоко разыграна актерами, она становится центральной в спектакле. Валентин знает о Боге, знает: то, что сказал ему Бог, — правда, и прощается с любимой навсегда — Валентина не знает о нем, не верит, не слышит любимого и одновременно смущена страшным предчувствием. Режиссер словно завершает эту мессу о любви очень внятным посланием — жизнь, любовь вне Бога разрушает и убивает. Не случайно финал спектакля идет под советский победительный марш. Финал — о войне, на которой из-за любви люди убивают и калечат друг друга.

Елена Строгалева
ПТЖ №61, июль 2010 г.
http://ptj.spb.ru/blog/zametki-o-dramaturgii-ivana-vyrypaeva/

 
Е.Ю.Дата: Воскресенье, 21.11.2010, 23:50 | Сообщение # 82
Группа: Гости





Были вчера с мужем на спектакле.... Впечатление сильное. Я любое творчество стараюсь оценивать даже не с точки зрения хорошо-плохо, а думаешь потом или не думаешь о том, что посмотрел. Об этом спектакле я думаю уже второй день. И даже рискну посоветовать своим подругам его посетить. Согласна с тем, что очень тяжело, даже будучи зрителем, выдерживать этот кричащий накал страстей, как там актеры справляются, не знаю wacko . НО самое главное, что ты им веришь.... Не знаю, почему всех так "возмущает" пара-тройка матерных слов, мне они слух совсем не резанули (хотя я сама не матерюсь). Просто если ты приходишь в театр за правдой, так зачем из себя жестких моралистов изображать, можно подумать "в сердцах" у нас обычно жены выражаются так: "А не будет ли столь любезен мой многоуважаемый муж убрать все, что он разбросал....".
Если резюмировать впечатление, то спектакль очень сильный, актерская игра-просто нет слов. И хотя очень многие, наверное, со мной не согласятся, но спектакль абсолютно в стиле Молодежки.
 
matildaДата: Среда, 01.12.2010, 16:23 | Сообщение # 83
Постоянный посетитель
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Статус: Offline
«ВАЛЕНТИНОВ ДЕНЬ» И ЕЩЕ ПОЛГОДА

Спектакль «Валентинов день», премьерой которого открылась большая сцена Молодежного театра, растет и выходит к зрителю уже полгода. Для постановки это – время зрелости, а для нас – возможность поговорить, отстранившись от первых премьерных эмоций.

А эмоции были – и довольно бурные. Были зрители, возмущенно покидавшие зал, и те, кто аплодировал стоя. Полемика завязалась даже на форуме самой Молодежки, который априори дружелюбен к спектаклям любимого театра. Во многих не только негативных, но и сочувственных суждениях содержался прозрачный намек: «Валентинов день» – пробравшаяся на сцену Молодежного театра контрабанда, эстетически чужеродное явление. Разумеется, свобода суждения священна, а искать правых и виноватых в споре об искусстве – последнее дело. Вот только режиссеру спектакля Алексею Янковскому, я полагаю, читать подобные вещи неприятно. Ибо он ставил «Валентинов день» не вопреки театру Семена Спивака – напротив, это оммаж, посвящение, даже объяснение в любви. Янковский увидел сходство между оголенными нервами и душевной маетой героинь спиваковских «Трех сестер» – и мучительной «любовью-войной» из пьесы Ивана Вырыпаева. Внимательный взгляд разглядит в спектаклях немало перекличек. Дело не только в том, что женские роли «Валентинова дня» Янковским поручены актрисам, воплотившим главные образы в спектакле Спивака. Дело, например, в мотиве дороги, временной остановки в пути, который в «Трех сестрах» был зафиксирован протянутой через длинную старую сцену лентой железнодорожного полотна. В спектакле Янковского – в согласии с логикой новой пьесы и нового сценического пространства – тревожный путь пролегает уже по вертикали. Тут многое сплелось: и советский культ космоса (подается с мягкой иронией – в темноте арьерсцены топает человек в скафандре), и возвышенность любовного страдания, «окрыляющего» и «подрубающего крылья», и межеумочность героев Вырыпаева, словно оказавшихся в чистилище, между адом и раем, и заново перечитывающих грустную пьесу своей жизни. Отсюда и полеты героинь на лонжах, огорошившие некоторых театралов.

Кто-то уже налепил на Алексея Янковского клеймо «молодого экспериментатора» – с таким, знаете, уничижительным оттенком, мол, для скандальной славы все средства хороши. Большое заблуждение. Во-первых, Янковский давно не молод, он опытный, поживший человек. Во-вторых, трудно найти в его режиссерском поколении второго такого – по взыскательности к себе, моральной разборчивости, безразличию к мирской славе и презрению к моде. Случайно оказавшись с Алексеем в одной компании (лично мы почти не знакомы), я услышал из его уст замечательную историю про влиятельного худрука одного московского театра: «Я поглядел на его ноги – а там копыта. Бежал из этого театра, не оглядываясь». Это, конечно, шутка, мистификация, но у Янковского действительно есть черты духовидца – он ненавидит мутную водичку, и каждый его спектакль – шаг к духовному очищению.

Художественные средства, которыми сделан «Валентинов день», вполне академичны. Опытный театровед Надежда Таршис дала спектаклю изумительную характеристику – «атлетичный». Речь не о мускулатуре: имеется в виду «чувственный атлетизм», метод великого Антонена Арто. Намеренный патетический форсаж речи актеров, навязанные статичные позировки – своего рода барьеры на пути бегуна-олимпийца. Напряжение чувственного аппарата персонажей передается через самоотверженную работу актеров, преодолевающих режиссерское препятствие. Впрочем, они здесь не марионетки – дело происходит по добровольному сговору. Алексей Янковский замечательно зарифмовал формальный ход «атлетической декламации» с советскими социальными ритуалами. Слышится интонация речи на собрании тех времен, когда личных дел не было, всё личное могло стать достоянием товарищеского суда. Так у спектакля возникает еще один смысловой обертон – рефлексия над советским прошлым.

Что означает «Валентинов день» в репертуаре нынешнего Молодежного театра? Способность к освоению нового сценического пространства, к репертуарному разнообразию – без всеядности и с соблюдением принципов художественной программы театра. Отлично сданный актерский экзамен по существованию в условиях непривычной театральной методики. Появление в репертуаре достойного гастрольного наименования для зарубежных фестивалей (российские фестивали к «Валентинову дню» будут более равнодушны – вопреки мнению невежд, он поставлен не в русле нынешней российской театральной конъюнктуры, а наперекор ей). И наконец, простите за банальность, «Валентинов день» – это искусство. Не на полгода – всерьез и надолго.

Андрей ПРОНИН
"PROсцениум", 19-20 (99-100), ноябрь 2010

 
Восторженный гостьДата: Четверг, 02.12.2010, 02:15 | Сообщение # 84
Группа: Гости





Quote (matilda)
Да, я играю в спектаклях, которые трогают за душу. И я люблю роль Валентины. Она трудная, к ней надо готовиться, после нее сутки восстанавливаешься. Но я ее люблю.

Так приятно это было прочитать! После спектакля как раз задалась вопросом о том, как же актеры отходят-то после таких эмоционально сложных ролей. Столько в их игре глубины! Думаешь: "Да как же так вообще можно-то?" И поражаешься, насколько иногда с помощью чего-то непривычного, неестественного (некоторые способы, методы исполнения роли) содержание может прозвучать в спектакле так убедительно, правдоподобно и жизненно!
Я сама после этого спектакля неделю мысленно возвращалась к нему, да и до сих пор возвращаюсь, - настолько сильны впечатления. Спасибо всем, кто работал над спектаклем, за Ваш труд!

 
ДинараДата: Воскресенье, 05.12.2010, 13:43 | Сообщение # 85
Группа: Гости





Позорище!
Плотность бреда, который несут персонажи-истуканы (их язык не поворачивается назвать людьми), зашкаливает. Любовь, ненависть, страдание, жестокость, безвыходность положения - все чувства героев-персонажей абсолютно нивелированы игрой актеров, т.к. актеры в этой постановке умеют только одно - это орать, что есть мочи, орать из последних сил (даже когда связки садятся), орать как резаные животные, приносимые в жертву. Но жертву чему? Может, замыслу режиссера? Звенящей собственной пустоте, потому что жизнь этих персонажей абсолютно пуста и бессмысленна. Разум понимает трагичность этой истории, но в сердце не рождается чувства сострадания к этим искусственно слепленным полоумным героям, а наоборот, раздражение. На сцене царит пошлость, примитивизм, предсказуемость, дешевая показуха, бессмысленная и беспощадная. В итоге все самое светлое в непростых человеческих отношениях втоптано в грязь и цинично высмеяно, может быть, самой пьесой (не читала), но постановкой однозначно. Зритель здесь вообще не нужен, поэтому, видимо, уходит во время антракта, оглушенный этой звуковой атакой, с ощущением полного пренебрежения собой и издевательства над собой.
Очередной пример низкопробной работы современных режиссеров, халтуры спекулянтов, которые своего написать/поставить/снять не могут, так чужое берут и продолжают (хватает совести и смелости), полностью все извратив.

P.S. Касается только этого спектакля. В Молодежном театре есть другие потрясающие до глубины души спектакли, воспоминания о которых проносятся через годы и обновляются многократным посещением.

 
ГостьДата: Воскресенье, 05.12.2010, 15:28 | Сообщение # 86
Группа: Гости





На спектакль попали случайно. Шли на "Жестокие игры", с трудом купив билеты, заранее освободив вечер от работы. И уже придя в театр - такой облом, без предупреждения замена спектакля! Но зная, что в "Молодежном" все спектакли на высоком уровне, решили не возвращать билеты и остались..Увы!!! Очень было обидно, до слёз!
"Валентинов день" - спектакль о любви?? Неужели кто-то представляет себе любовь такой? Убивающей, опустошающей, сводящей с ума, разрушающей жизни... Разве это люди любящие? Нет, перед нами парад мазохистов, лелеющих свои страдания, любящих не человека, а опять же свои страдания о нем. Чем больше страданий- тем лучше! Чем, как не мазохизмом можно объяснить желание Валентины жить с уже женатым Валентином, а потом жить в его комнате, рядом с его женой.Всю жизнь посвятить не любви, а своим страданиям об этой любви...И мы видим не живых, страдающих людей, которым можно было бы сопереживать, а ходячие "трупы" былой любви. Которые вызывают жалость и некоторую брезгливость, как больные психиатрической клиники. И хочется сказать- "Не дай нам Бог такой любви, убивающей наши души ещё при жизни, отнимающей разум".
В спектакле образ Валентина едва обозначен, как манекен, кукла, пустое место. И потому совершенно не понятно, что же в нем такое любили эти две женщины.Почему Катя не смогла жить после его смерти, стала спиваться? Почему Валентина не смогла вообще устроить свою жизнь без него и цеплялась за эту тень? О любви всё время говорят, криком кричат, но её не чувствуешь, не ощущаешь. И потому не воспринимаешь эти громкие страдания всерьёз. Здесь нет любви, только её труп, который давно воняет.
 
НинелькаДата: Понедельник, 06.12.2010, 00:18 | Сообщение # 87
Знаток театра
Группа: Пользователи
Сообщений: 437
Статус: Offline
Quote (Гость)
"Валентинов день" - спектакль о любви?? Неужели кто-то представляет себе любовь такой? Убивающей, опустошающей, сводящей с ума, разрушающей жизни...

"Вам все казалось, что любовь – вздыхать, бледнеть и ворковать, как голубки, и в должный срок высиживать яички?"
По мне, так в "Валентиновом дне" - один из самых ярких примеров любви, который очень часто можно встретить...
А по-вашему, какая должна быть любовь в спектакле? Сахарно-шоколадный сироп? А зачем тогда об этом сиропе спектакль?


Когда бездарна пьеса, а актеры - кто в лес, кто по дрова, - не лучше ли убраться из театра?
 
НинелькаДата: Понедельник, 06.12.2010, 00:19 | Сообщение # 88
Знаток театра
Группа: Пользователи
Сообщений: 437
Статус: Offline
Quote (Гость)
И мы видим не живых, страдающих людей, которым можно было бы сопереживать, а ходячие "трупы" былой любви. Которые вызывают жалость и некоторую брезгливость, как больные психиатрической клиники. И хочется сказать- "Не дай нам Бог такой любви, убивающей наши души ещё при жизни, отнимающей разум".

Это так забавно, когда, ругая спектакль, ему дают высшую оценку biggrin Я это очень люблю!


Когда бездарна пьеса, а актеры - кто в лес, кто по дрова, - не лучше ли убраться из театра?
 
НинелькаДата: Понедельник, 06.12.2010, 00:22 | Сообщение # 89
Знаток театра
Группа: Пользователи
Сообщений: 437
Статус: Offline
Quote (Динара)
Зритель здесь вообще не нужен, поэтому, видимо, уходит во время антракта, оглушенный этой звуковой атакой, с ощущением полного пренебрежения собой и издевательства над собой.

Зритель, который ничего не понимает и не стремится понять, никогда никому не нужен, и меня всегда радует, когда они отсеиваются и остаются только те, кто всё понимает, переживает и чувствует.

Quote (Динара)
может быть, самой пьесой (не читала)

Большинство ваших комментариев касаются пьесы,а не постановки. Постановка пьесы, на мой взгляд, изумительна тем, что сделана "по букве" этой пьесы и актеры тоже играют "по букве".


Когда бездарна пьеса, а актеры - кто в лес, кто по дрова, - не лучше ли убраться из театра?
 
ДинараДата: Понедельник, 06.12.2010, 01:42 | Сообщение # 90
Группа: Гости





Quote (Нинелька)
Quote (Динара)
Зритель здесь вообще не нужен, поэтому, видимо, уходит во время антракта, оглушенный этой звуковой атакой, с ощущением полного пренебрежения собой и издевательства над собой.

Зритель, который ничего не понимает и не стремится понять, никогда никому не нужен, и меня всегда радует, когда они отсеиваются и остаются только те, кто всё понимает, переживает и чувствует.

Интересно, что я не писала о своем непонимании, т.к. все просто, как три копейки. Про что этот спектакль становится понятно через минут 20 после начала и в этом нет ничего нового: что, трагический любовный треугольник описывает впервые в 21 веке Вырыпаев? Не смешите меня. Причем вопрос: что? или про что? - относится действительно к сценаристу, писателю, а не к режиссеру. Прерогатива режиссера - это ответить на вопрос: как? Вот с этим-то большая проблема, о чем я и написала в своем отзыве о спектакле.
Забавно еще то, что подобных слов о моем непонимании я ожидала позже, а получила сразу, что подтверждает три аксиомы, на которых зиждется современное творчество молодых режиссеров и их защитников:
1. У молодого современного режиссера армия поклонников.
2. Если ты не понимаешь творчества молодого дарования, то дурак, поэтому иди отсюда лесом и не раздражай сих солнцеподобных своим сквернословием.
3. Молодых и незаурядных нельзя критиковать и даже косо смотреть на них, ведь они - новаторы - такие ранимые и эмоциональные натуры, как дети, чистые и невинные.
Эти три банальных отговорки слышишь в той или иной форме на любом обсуждении от 100% молодых режиссеров и их агрессивных защитников. Как мы видим, речь вообще не заходит о профессионализме, о том, что режиссер собственно хотел сказать в своем творении, о разборе сцен и т.д.
Актеры не играют, а орут. Громче орите, может, вас в Москве услышат. Интересно, у актеров вообще чувство собственного профессионального и человеческого достоинства есть, чтобы не выходить на сцену и не заниматься такой ерундой и извращением?
P.S. У Вас подпись как раз в тему этого спектакля.

 
Форум - Раз ступенька, два ступенька... » Молодёжка » Спектакли Молодёжки » "Валентинов день"
Страница 9 из 14«1278910111314»
Поиск:


На правах рекламы:


______________________________________________________________
лого
© Алена Хромина 2008-2017