Форма входа

Поиск

Наш опрос

Какой раздел данного сайта нравится Вам больше всего?
Всего ответов: 348

Статистика







Суббота, 25.03.2017, 15:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
"Семья Сориано, или Итальянская комедия" - Страница 5 - Форум - Раз ступенька, два ступенька...


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 6«123456»
Форум - Раз ступенька, два ступенька... » Молодёжка » Спектакли Молодёжки » "Семья Сориано, или Итальянская комедия" (Вариации на тему пьесы «Филумена Мартурано»)
"Семья Сориано, или Итальянская комедия"
AlenaДата: Четверг, 16.12.2010, 02:30 | Сообщение # 1
Почётный ступенечник
Группа: Администраторы
Сообщений: 6215
Статус: Offline

"Семья Сориано, или Итальянская комедия"
Вариации на тему пьесы «Филумена Мартурано»
Эдуардо де Филиппо

Режиссер – н.а.России Семен Спивак
Художник – Николай Слободяник
Художник по костюмам – Мария Лукка

Премьера - 26, 27 января 2011 г. в 19:00 (Большая сцена)
Продолжительность спектакля 3,5 часа с 2-мя антрактами

«Филумена Мартурано» - одна из наиболее известных пьес итальянского драматурга Эдуардо де Филиппо. Своей популярностью она во многом обязана фильму Витторио де Сика «Брак по-итальянски» с Софи Лорен и Марчелло Мастрояни в главных ролях.
В Молодежном театре главные роли исполнят ведущие актеры театра заслуженные артисты России Наталья Суркова и Сергей Барковский.
Семейные страсти – вечны, так же как и любовь. Все любовные истории повторяются, но каждая – неповторима. Для режиссера Семена СПИВАКА важны не просто бытовые отношения двух супругов, а невероятно страстная «битва» между Мужчиной и Женщиной.
Одна из основных задач спектакля – избежать повторов и знаменитых аналогий, убрать «лишние» бытовые подробности и обратить внимание на глубину человеческих переживаний. Эдуардо де Филиппо, талантливый комедиограф, режиссер, актер, создал объемные, полновесные характеры. Поэтому каждый одаренный актер сможет найти в этих ролях что-то новое и интересное зрителю.

В главных ролях: з.а. РФ Наталья Суркова, з.а. РФ Сергей Барковский.
В ролях: з.а. РФ Сергей Гавлич, Ольга Феофанова, Юлия Шубарева, Наталия Третьякова, Владимир Брик, Артур Литвинов, Юрий Сташин, Роман Рольбин, Александра Бражникова, Иван Мартынов,
Константин Дунаевский, а также студенты мастерской Семена Спивака.

 
AlenaДата: Четверг, 08.09.2011, 20:27 | Сообщение # 41
Почётный ступенечник
Группа: Администраторы
Сообщений: 6215
Статус: Offline
Славянская мадонна
Семен Спивак выпустил в Театре на Фонтанке премьеру "Семья Сориано, или Итальянская комедия"

«Семья Сориано, или Итальянская комедия» Эдуардо де Филиппо – вероятно, первая премьера начавшегося уже театрального сезона. В новом спектакле Семена Спивака играет щедро, по-королевски главную женскую роль Наталья Суркова – актриса «первого призыва», пришедшая вместе со Спиваком в Молодежный театр.

Смотришь во все глаза, тем более что костюмы на актрисе один изящнее, точнее и точенее другого (художник по костюмам Мария Лукка), а в последней сцене и вовсе победившую мать семейства вывозят на платформе, как богиню с Олимпа. Вот, казалось бы, пьеса эта про «развод по-итальянски» во многом устаревшая, превратившаяся в театральный штамп, заигранная еще с советских времен; и не разыграешься там, и не слишком углубишься, и все кажется ветхим и требующим какого-то нового взгляда, но из-за свежей, виртуозной, очень подробной режиссуры и полноценных актерских работ спектакль приобретает звенящее, хрустальное звучание. Чистый жанр – ничего сверхинтеллектуального, как раз наборот: народный театр как он есть. Лучший представитель этого жанра.

В первом акте Филумена Мартурано выходит в белом халате и восседает на креслах, как мраморная статуя, о точеные края которой разбивается хлипкий, суетливый, капризный мужичонка Доменико Сориано (Сергей Барковский). Суетится, барагозит, извивается, а она просто сидит и своим присутствием «организует», электризует пространство. «Это мой дом», – стучит Филумена в грудь свою, и мы понимаем эту глубинную «телесность» чувства дома у женщины: мое тело – мой дом, и дом – тело. Этот мужичонка в этом доме – как зараза, насекомое, вонючка – обязан быть изгнан. В ее могучем, крепком, сильном организме, в этой никуда не спешащей красоте есть грация и уверенность, есть твердое стояние на земле. Медлит-медлит, выслушивает гадости и крепится, а затем как гаркнет на мужа, как на домашнее животное, и тот уползает, казалось бы, от всего лишь немного завышенных децибелов с прижатыми ушами. Итальянец дохлый, хиленький – и вот-вот, еще один шаг, и комедия про неапольские перепалки перерастет в русскую драму какой-нибудь Вассы Железновой, где с мужиком славянская купчиха быстро разобралась. И есть в этом смещении что-то очень правильное: вместо итальянского темперамента – сибирская мадонна. В этой концепции Доменико оказывается человеком театра, позером и игрушкой, а Филумена – человеком достоверности, «документальным» человеком.

У Сергея Барковского в роли Доменико удивительной получилась долгая сцена в начале третьего акта – диалог с сыновьями, где и та и другая сторона ищут доселе отсутствующие точки соприкосновения, объединяясь не в родстве, а в чувстве зловредной мужской солидарности. Там есть какая-то дивная актерская игра на птичьем языке, полужесты, полутона. Это словно бы договор между преступником и мелкими воришками: идет обмен мастерством, навыками позерства, сибаритства и паразитства – того, что так требуется мужчинам в мире, где царствуют женщины. Дети немного стесняются своего изолгавшего отца, но и завидуют тому, как он легко обустраивает дела. И отцу немного стыдно за свое прошлое, но он зажигается от сознания того, что его постыдный опыт может быть передан хоть кому-то. Они нашли друг друга.

Чудесный финал у спектакля. Задник, на котором красуется Арена-ди-Верона (невзирая на то что действие происходит в Неаполе), медленно падает, а беременная служанка (дети Филумены пошли по стезе отца и наполнили прислугу смыслом) словно бы возносится в небеса в позе Оранты и тем самым как бы останавливает итальянскую перебранку фактом зарождения новой жизни. Кровавый спор между мужчиной и женщиной можно остановить только высоким предназначения – рождением человека. Через это таинство человек связывается с космической логикой – куда и стремится наша итальянская Оранта. Театру Семена Спивака удалось на этот раз как-то без особой сентиментальности изящно и остроумно утвердить хоть какие-то позитивные ценности, что современному искусству с каждым годом все тяжелее и тяжелее делать.

Павел Руднев
"Независимая газета", 08.09.2011 г.
http://www.ng.ru/culture/2011-09-08/8_madonna.html
 
AlenaДата: Понедельник, 17.10.2011, 02:04 | Сообщение # 42
Почётный ступенечник
Группа: Администраторы
Сообщений: 6215
Статус: Offline
На фоне Колизея
Петербургская актриса соревнуется с Софи Лорен


В спектакле «Семья Сориано» Молодежного театра на Фонтанке режиссер сделал ставку прежде всего на актерский состав, потому что итальянская комедия – это всегда «оркестр темпераментов». Именно от характера зависит развитие сюжета. Правда, сформировался оркестр на русский манер: у Филумены Мартурано в исполнении Натальи Сурковой много общего с современной российской женщиной.

В России пьеса Эдуардо де Филиппо известна по фильму Витторио Де Сика, в котором роль бывшей проститутки Филумены играла Софи Лорен, а ее давнего сожителя, отца одного из троих детей Сориано, – Марчелло Мастроянни. Семен Спивак назвал свою версию пьесы «Семья Сориано, или Итальянская комедия», дав собственный образ «чрева Италии».

Сценограф Николай Слободяник возвел на сцене «карточный домик» шаткого семейного благополучия Филумены: стены украшены пустыми фоторамками, а крыша, подобно птичке-галочке, спускается с колосников, словно символизирует такую неустойчивую и когда-то ветреную жизнь героини. И хотя по сюжету действие происходит в Неаполе, на заднике сцены установлено огромное изображение Колизея. Почему Рим? Наверное, потому что с нами играют «в Италию» и потому что «все дороги идут в Рим».

Наталья Суркова нашла для своей героини сочетание сентиментальности с юмором. Мрачное начало: героиня притворяется умирающей, чтобы получить брачное свидетельство. И бравурный конец: она отказывается назвать, кто из детей – сын Сориано, чтобы он любил одинаково всех трех ее взрослых отпрысков. Суркова везде одинаково убедительна. Над ее героиней смеются, и ей сострадают. Причем в этой роли она меньше всего похожа на «итальянскую диву», в ней скорее проступает «некрасовская» красота: и в самом деле, на месте Филумены могла оказаться любая русская женщина.

В одном из интервью Семен Спивак сказал, что его спектакль – о любви и семейных ценностях: «Я хотел сказать, что в отношениях мужчины и женщины не все так безнадежно, ведь сегодня происходит некое разобщение в семьях. Что такое семья? Такое сообщество, содружество, в котором каждый несет ответственность за целое. «Семья Сориано» – это путь мужчины домой, к семье, а женщины – к детям…»

Если в начале спектакля к героине Сурковой притягивались все нити зрительского внимания, то к середине на сцене очевиден актерский дуэт. Сергей Барковский (Доменико Сориано) нашел для роли множество интересных красок: тут и стареющий ловелас, и ядовитый острослов, и капризный любовник, но в итоге все-таки – умный, ироничный мужчина. Именно в ролях такого рода Барковский чувствует себя комфортно, перестает шаржировать, обходясь без свойственного ему порой утрирования, чрезмерного «актерства». В течение трех с половиной часов перед зрителями разворачивается история о том, как очень разные представители сразу трех поколений (старшее – слуги, среднее – главная героиня и ее «муж», младшее – сыновья) приходят к простой и понятной мысли: миром правит семья. И похоже, их больше не раздражает ни белье, развешанное на веревках, ни громкая трансляция футбольного матча, а все перепалки и взаимные упреки для них пройденный этап.

Людмила Филатова
Журнал "Театрал" №10 (87), октябрь 2011 г.
http://www.teatral-online.ru/news/4920/
 
ГостьДата: Пятница, 11.11.2011, 15:32 | Сообщение # 43
Группа: Гости





Подскажите, пожалуйста, в чьем исполнении звучит в спектакле песня "О соле мио"? Очень понравилась версия, но не похоже ни на одно из широко известных исполнений. И самая последняя финальная композиция? Что это?
 
AlenaДата: Пятница, 11.11.2011, 23:52 | Сообщение # 44
Почётный ступенечник
Группа: Администраторы
Сообщений: 6215
Статус: Offline
Гость, финальная песня - Una Notte A Napoli (Pink Martini).
Про "О соле миа" ничего не могу сказать ))
 
ГостьДата: Среда, 16.11.2011, 17:31 | Сообщение # 45
Группа: Гости





Спасибо!
 
MarinaДата: Пятница, 04.05.2012, 12:46 | Сообщение # 46
Почётный ступенечник
Группа: Модераторы
Сообщений: 2658
Статус: Offline
Гармония осенних чувств
Тридцать третья осень: гармония чувств

На Большой сцене театра — спектакль «Семья Сориано, или Итальянская комедия» по мотивам пьесы Эдуардо де Филиппо «Филумена Мартурано», премьера которого состоялась 26 января 2011 года.

Едва входишь в зрительный зал, как оказываешься … на улочках Италии. Ах, уж эти итальянцы: они бесцеремонно развешивают выстиранное белье на многочисленных балконах, прямо над головами
горожан и туристов! Вот и теперь, белье висит не только на сцене, но и на театральном балконе. Спектакль начинается с большой стирки грязного белья, и это символично. Уже с первых минут
режиссер-постановщик спектакля наводит зрителя на мысль, что, кроме стирки, кого-то здесь ждет хорошая головомойка!

Неподражаемая Филумена (з.а. России Наталья Суркова) и ее хитростью ставший законным муж, дон Сориано (з.а. России Сергей Барковский), спускаются с балкона и проходят на сцену через зри-
тельный зал — в свой карточный дом, чисто прибранный служанкой Лючией ( Наталья Третьякова). Действо начинается.

В основе сюжета лежит обычная житейская история, но невидимой канвой постановки, ее вдохновляющей идеей, служит идея главенства человеческой жизни. В каких бы условиях она не зарождалась, это самое лучшее, что дарует Бог. И он с теми, кто ее дарует! В последнем действии это понимает сам дон Сориано — самовлюбленный эгоист, всю жизнь живущий в свое удовольствие.

Хочется отметить сильное трагическое начало в игре Натальи Сурковой. Она очень точно передает чувства Филумены, которая не знала любви и нежности. Актриса вдыхает в героиню столько жизни,
что с первых секунд ее появления на сцене хочется верить в то, что эта не избалованная жизнью женщина выйдет из любых жизненных передряг победительницей.

Спектакль начинается и заканчивается появлением на сцене служанки Лючии, но, если в начале она порхает по сцене легкой бабочкой, то в конце — ступает плавно и осторожно. В заключительной
сцене лицо Лючии задумчиво, на нем печать ответственности за зародившуюся в ней жизнь. Все повторится снова и снова: наивность, любовь и бесконечная нежность; будут слезы, разочарования, коварство и предательство, крушение надежд. Все повторится, и среди всего этого вновь и вновь будет зарождаться новая жизнь, важнее которой ничего нет!

Главное предназначение исполнено, будущее материнство возносит Лючию до небес. Громко стучит сердце маленького, еще не рожденного человечка, провозглашая торжество жизни. Еще громче
рукоплещет зал.

ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ
И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ АВРОРА № 6 2011
 
AlenaДата: Среда, 22.08.2012, 04:17 | Сообщение # 47
Почётный ступенечник
Группа: Администраторы
Сообщений: 6215
Статус: Offline
ДИАЛОГИ О БРАКЕ. НЕ ПО-ИТАЛЬЯНСКИ
Э. Де Филиппо. «Семья Сориано, или Итальянская комедия»
(по пьесе «Филумена Мартурано»).
Молодежный театр на Фонтанке.
Режиссер-постановщик Семен Спивак, художник-постановщик Николай Слободяник



Семен Спивак превратил «Филумену Мартурано» в «Семью Сориано», и критики вновь заговорили о том, что все спектакли он ставит о семье, о семейных ценностях и странностях. Некоторые упрекнули режиссера за то, что семьи-то у Филумены и Доменико на самом деле не получается: есть мать, всю жизнь прострадавшая в одиночку, великовозрастные сыновья и эгоистичный «отец» — муж-мотылек, которому никакие новые родственники не нужны… Изменяя название пьесы, Спивак, я полагаю, не собирался преуменьшить значение образа героини, отодвинуть судьбу Филумены на второй план. Для него важны оба героя и проблемы их семьи, которая то ли существует, то ли нет в течение тех 25 лет, что Филуме и Думми знают друг друга. А разве в «нормальных» браках так не бывает?..

Критики сразу после премьеры по-разному оценили исполнителей главных ролей: кому-то показалось, что лидирует, безусловно, Наталья Суркова в роли Филумены, кто-то, наоборот, счел истинным героем Сергея Барковского — Доменико. О дуэте говорить не решались. Каждый из актеров «прорывался» к собственному персонажу, работал над ролью и над собой почти автономно. За три месяца жизни на сцене спектакль успел измениться. Дело не только в сокращениях, например, первого акта. Теперь Суркова и Барковский ведут свои партии, более внимательно и чутко настраиваясь друг друга. У них действительно очень разный подход и к отделке ролей, и к существованию на сцене, есть жанровые оттенки, но это различие в актерской природе — на руку режиссеру. В его трактовке мужчина и женщина, даже четверть века прожившие как супруги, все-таки не могут посмотреть на жизнь (в том числе — на собственную совместную жизнь!) одними глазами.

За что сражается Филумена Сурковой, борется отчаянно, порой некрасиво и грубо, неистовствуя и впадая в бешенство?.. Может быть, она и сама не знает. На словах — за то, чтобы у нее и у ее детей была одна фамилия (понятно, что «фамилия» означает «семья»). Вроде бы поэтому ей нужно узаконить отношения и обвенчаться c попрыгунчиком (даром что пятидесятилетним) Доменико. На самом деле у Филумены, на вид несокрушимой (такая коня на скаку остановит), просто кончились душевные силы, и ей необходимо пробиться к частице человеческого, что спрятана глубоко внутри ее франтоватого Думми. Чтобы пожалел, приласкал, оценил, наконец. Конечно, такое невозможно. И Спивак прекрасно это понимает, поэтому отменяет хеппи-энд. Дон Доме и его супруга остаются вместе, но превратиться в сладкую парочку они не могут. После патетично красивой сцены венчания, разыгранной в теневом театре под торжествующую эмоциональную музыку, следует невеселый и неромантичный финал. Доменико, лениво покуривая, выходит на балкон, подтяжки на голое тело. Потягивает вино из бокала. Где-то в доме слышен звук телевизора — идет футбольный матч. Видимо, новобрачный решил задремать перед экраном, а вовсе не в объятиях «молодой» супруги… Филумена горько сетует на безграничную усталость, но утешать ее никто не собирается — текст сокращен, последняя реплика Доменико вымарана…


С. Барковский (Доменико), Н. Суркова (Филумена). Фото Ю. Кудряшовой

Барковский играет героя столь же обаятельного, сколь и пустого. Дон Доме прелестен в своих ловко сидящих костюмах, изящен и музыкален, но понятно, что герой намного больше времени в жизни уделял «красе ногтей» — своим маленьким аккуратным усикам, своей элегантной одежде и блестящим ботинкам, — чем женщине, c которой жил, и ее чувствам. Да и о своих чувствах задуматься ему просто не приходило в голову.

Доменико всячески сопротивляется не просто женитьбе — он не хочет допустить в свою жизнь ничего серьезного. Любовь, полноценные отношения c женщиной, c детьми — он боится всего этого, отбрыкивается, отмахивается холеными ручками в перстнях. Ни к чему такому он не готов. Между прочим, этот мотив, услышанный Спиваком в комедии Эдуардо Де Филиппо, абсолютно современен (в отличие, скажем, от «проблематики незаконнорожденности», которая волновала автора, но не очень актуальна в нынешние времена).

О Сергее Барковском в рецензиях написано, что он-де c удовольствием веселит публику привычными шуточками, фирменными комедийными приемами. И это действительно так: есть хохмочки вроде реплики «Господи Иисусе», которую Думми цедит, вернее, свистит сквозь зубы так, что слышны только шипящие («сссподисссуссссе»), есть мгновенные перепады от гневливого воодушевления к предынфарктному закатыванию глаз, есть даже знакомая по «Касатке» песня «O sole mio» (только Абрам Желтухин исполнял ее на бис, по-разному и на двух языках, а Доменико напевает под нос, иногда нежно мурлыкая, а иногда грозно рыча). Однако Барковский, умеющий расположить зрителей к любому из своих персонажей, окутывающий их ласковым пониманием и сочувствием, этим не ограничивается. Доменико бывает неприятен, по-человечески мелок, даже жесток, и артист это подчеркивает. Но импульсивность, взрывчатость его все же так симпатичны! В конце концов, его жалко — не потому что сожительница его поколачивает, а потому что самое главное в жизни он рискует пропустить, не заметить, не испытать.

В первой части спектакля Сориано испуган, взбешен, встревожен. Во втором акте он погружается в воспоминания о золотых деньках юности, размякает и теплеет, но это обман зрения: Доменико решился изгнать Филумену из своей жизни и уже нашел адво ката, который ему в этом поможет. Молоденькая любовница Диана (Юлия Шубарева) уже перевозит в его дом свои многочисленные плетеные корзины и чемоданы, но тут Филуме, перед тем как уйти, сообщает, что один из ее сыновей — от Доменико. И Диана перестает его интересовать (она, скорее всего, была для него не предметом страсти, а аргументом в борьбе c «доставшей» его Филуменой). Насупленный, озабоченный, не на шутку задетый Доменико попросту запирает недоуменно пищащую Диану в шкафу, и она комично выглядывает из окошка в дверце… В третьем акте дон Доме — вроде бы такой предсказуемый — оказывается способным и на неожиданные движения души. Его объяснение c Филуменой перед самым венчанием демонстрирует страстную, упрямую натуру, и он при всем эгоизме уже не кажется посредственностью. В тот момент, когда отношения как будто бы разорваны навсегда, Доменико все-таки встает c пола (жених c невестой чуть друг друга физически не уничтожили) и отправляется под венец, пусть и ругаясь на чем свет стоит.
 
AlenaДата: Среда, 22.08.2012, 04:21 | Сообщение # 48
Почётный ступенечник
Группа: Администраторы
Сообщений: 6215
Статус: Offline
Продолжение

Наталья Суркова на первых премьерных показах была словно не уверена в рисунке роли — ее слишком явно бросало из стороны в сторону, заносило на поворотах. Сейчас Филумена — цельная работа. Суркова играет женщину простую и не пытается ее приукрасить, сделать поизящнее. Веришь, что ее Филумена не умеет читать. Да и когда ей?.. Она хозяйка дома, трудяга, c крепкими ногами и сильными руками. Самая трудная для русских актрис черта героини Де Филиппо — это ее неспособность плакать. Нелегко c сухими глазами, давя в груди рыдания, пройти через все унижения и горести, которые выпадают Филумене. Суркова не плачет, хоть глаза ее невольно увлажняются, слезы чуть слышно звенят в голосе, но может заставить плакать зрителей.
Сильно сыграна ею сцена встречи c детьми, когда она сначала вопит на дерущихся великовозрастных сыновей, потом со сдерживаемой страстью рассказывает о том, как жила в юности, почему стала проституткой. Выдерживает и длинный монолог, и его трогательную финальную точку — когда старший сын бросается к ней c криком «Мама!». Перед тем как покинуть поле проигранной битвы во втором акте, Филумена—Суркова пытается болтать, делает вид, что хлопочет, дает последние указания домашним… Но внутри все кипит от обиды. Она горда и знает, что достойна любви и уважения, несмотря на то, что обманывала и обкрадывала Доменико, тайком тратила его деньги на своих детей. Суркова способна негрубо играть грубоватость своей героини. Филумена может заорать, перевернуть стол и швырнуть стул, но игра актрисы не становится плоской или фальшивой. Все взрывы героини, ее бурные реакции оправданы драматичным существованием в роли.

Несмотря на серьезность переживаний героев, режиссер и актеры отдают дань комедийному жанру, не пытаясь чересчур утяжелить пьесу. Хорошо придуманы и сыграны сцены c сыновьями Филумены. Молодые актеры, ученики Спивака, составили колоритную троицу: добродушный обаятельный великан-водопроводчик Микеле — Юрий Сташин, кокетливый красавчик брюнет, продавец мужского белья Риккардо — Артур Литвинов, «правильный» и немного скучный бухгалтер Умберто — Владимир Брик. В третьем акте трое молодцев, одетых в торжественные черные костюмы (белые цветы в нагрудных кармашках), весело и развязно болтающих друг c другом, вдруг оказываются перед зажатым и скованным неуверенностью Доменико. Всем неловко, все шутят невпопад. Найти пути друг к другу им в конце концов помогает музыка (папаша пытается понять, кто же из детей — его, проверяя их музыкальный слух). Все трое поют плохо (актеры старательно фальшивят), но Барковский достает камертон, настраивает звучание голосов, дирижирует, и вот ужтрио превращается в слаженный квартет: «Скажите, девушки, подружке вашей…». В общем — спелись! Под эту музыку, звучащую как гимн, на движущейся платформе выезжает Филумена, одетая к венцу в ярко-красное платье.


Сцена из спектакля. Фото Ю. Кудряшовой

Художник Николай Слободяник предложил не вполне привычное для театра Спивака решение: действие развивается в пространстве, подчеркнуто условном, не скрывающем своей те атральной природы. Мало деталей, много воздуха. Детали выгородки — столы, стулья, стены — на наших глазах выдвигаются на фурках. «Знаешь, где у нас дверь?!» — ехидно спрашивает Филумену Доменико, и тут «слуги сцены» услужливо подкатывают дверь поближе к героине (хоровой образ «рабочих сцены», а также наблюдателей и «болельщиков» создают студенты курса Спивака). Обстановка жилища Сориано выкрашена как «рубашка» игральных карт — знакомые перекрещивающиеся полоски. Сверху над карточным домиком нависает двускатная крыша, которая в один прекрасный момент «помашет крыльями», готовая улететь… Когда Филумена покидает дом, который она пыталась сделать семейным, стены начинают c жалобным скрипом раскачиваться в разные стороны.

Над площадкой развешены постиранные простыни, кальсоны, рубашки. Похоже на классическую улочку в Неаполе, где между домами вечно сушится белье. Правда, здесь белье висит на фоне… Колизея: весь огромный задник — это черно-белое, чуть блеклое, как старая фотография, изображение знаменитой римской достопримечательности. Разумеется, дело не в том, что сценограф c режиссером подзабыли географию. Колизей им необходим как символ: это арена борьбы, в данном случае — войны полов. Конечно, можно было бы найти поближе к Неаполю не менее грозный образ — дымящегося Везувия, но тогда бы не получился задуманный Спиваком финал. Многим он кажется слишком пафосным, даже безвкусным. В спектакле (в пьесе такого, разумеется, нет и в помине) юная служанка Лючия (Наталья Третьякова), забеременевшая от среднего сына Филумены — ловеласа Риккардо, остается одна, как когда-то заглавная героиня. И вот она, накинув синий платок на голову — как новоявленная Мадонна, останавливается в центре пустой сцены, воздевает руки, и за ее спиной рушится Колизей — экран медленно опус кается.

Эффектно. Битва, дескать, окончена. Между мужчиной и женщиной теперь мир… Но, думаю, точка, поставленная в сцене на балконе, больше подходит для истории под названием «Семья Сориано», чем этот восклицательный знак. Точка — знак серьезный, мудрый, взрослый. Не стоит его бояться. Если Доменико пришло время повзрослеть и стать мужем, отцом, главой семьи Сориано, то пусть и зритель Молодежного взрослеет.

Мы, критики, часто ходим только на первые показы и выносим оценку спектаклю, если и не совсем сырому, то все же не вполне готовому. К сожалению, редко удается узнать, как он живет дальше, каким его видят зрители. Недавно я пересмотрела в театре на Фонтанке «Три сестры», идущие уже шестой год, и убедилась в том, что спектакль дышит глубоко, выглядит более цельным, чем на премьере, воздействует сильнее. Надеюсь, и «Сориано» ждет долгая и счастливая сценическая судьба.


Евгения Тропп
"ПТЖ", май 2011 г.
http://ptj.spb.ru/archive....lyanski
 
ipsoДата: Вторник, 30.04.2013, 18:20 | Сообщение # 49
Желанный гость
Группа: Пользователи
Сообщений: 22
Статус: Offline
И бурные аплодисменты крыш<и>( ели <е>?)...
...
Защищая крылами любовь,
Проклиная сквозь клёкот разлуку,
Белой чайкой влачусь к тебе вновь.
...
А вот главная героиня в своём халатике очень даже похожа на такую милую домовитую чаечку, которая пытается вдолбить кондитерскому корольку преимущества семейной жизни. А так во многих спектаклях принято кавкать чайками, (так сказать, отдавая дань театральной традиции). Но здесь этого не надо: они сами чайки, и взмахи крыши.
 
AlenaДата: Четверг, 12.09.2013, 19:18 | Сообщение # 50
Почётный ступенечник
Группа: Администраторы
Сообщений: 6215
Статус: Offline
17 сентября 2013 г. в спектакле «Семья Сориано, или Итальянская комедия» произойдут «рокировки»:

актёр Иван Мартынов впервые сыграет роль Умберто, а роль одного из официантов исполнит, также впервые, Александр Рыбаков (ранее эту роль играл как раз Иван Мартынов).
 
Форум - Раз ступенька, два ступенька... » Молодёжка » Спектакли Молодёжки » "Семья Сориано, или Итальянская комедия" (Вариации на тему пьесы «Филумена Мартурано»)
Страница 5 из 6«123456»
Поиск:


На правах рекламы:


______________________________________________________________
лого
© Алена Хромина 2008-2017

Счетчик посещаемости и статистика сайта